Category: происшествия

Category was added automatically. Read all entries about "происшествия".

Памяти Президента

К 10-летию героической смерти Льва

8 марта 2005 года пал смертью храбрых третий Президент Чеченской республики Ичкерия – Аслан Алиевич Масхадов. Ему шел 54-ый год.
Для меня выдающиеся личности новейшей чеченской государственности, два боевых генерала, два Президента – Джохар Мусаевич Дудаев и Аслан Алиевич Масхадов – были, есть и навсегда останутся истинным лицом чеченской политической нации. Они и только они - есть пример и идеал президентов, лидеров государственности для всех постсовецких и колониальных народов.
После гибели сверхпассионария и любимца нации Джохара, некоторое время казалось, что никто уже не сможет заменить его; что нет и не может быть у маленькой миллионной нации человека, способного в такой тяжелейший период не просто повести ее вперед, но и одержать победу. Аслан Масхадов стал именно таким лидером нации. Он был главным военачальником под руководством которого ковалась победа в российско-чеченской войне 1994-96гг., и он получил 59% голосов на выборах Президента ЧРИ в январе 1997 года, выборах, о честности и прозрачности которых Россия, пребывающая в плену чекистов, может только мечтать.
А 12 мая 1997 года Масхадов подписал Договор с РФ, фактически признававшей государственную независимость Ичкерии.
С началом в 1999г. новой российско-чеченской войны Президент Масхадов не уехал в эмиграцию и не создал правительство в изгнании. На протяжении 5 с половиной лет (!) он сражался и будучи уже немолодым человеком вынес на себе все тяготы партизанской войны. И вот в результате подлости и предательства он погиб в бою.
Враг чекистской России, Президент Масхадов мертв, он погиб славной смертью воина, и вот чекисты раздели мертвого Президента и снимают его - павшего и спокойного, со всех сторон. И весь мир видит – величие павшего Льва, и подлость, мерзость убивших его гиен. Убивая живого противника, гиены продолжают глумиться над его мертвым телом, и ничего лучшего, как раздеть его, они своим ублюдочным подличанием, придумать не смогли.
Никто, никто из группы ЦСН ФСБ России, не воскликнул: «Парни! Что мы делаем! Это против всех воинских правил! Это против воинского Кодекса чести! Накройте мертвого Президента, нельзя снимать его в таком виде!»
Масхадов был настоящим легитимным и боевым Президентом; раз вы задним числом не признаете его Президентом, хотя подписывали с ним межгосударственные Договора, то, то - что он настоящий Солдат – никем и никогда не оспаривалось! Он – солдат, и если и вы – солдаты, отдайте простые солдатские почести павшему солдату! И не надо никаких ваших козыряний и «накраул!», просто обращайтесь достойно с телом погибшего! Но все дело как раз-таки в том, что они – не солдаты. Они – ПАЛАЧИ.
Борис Немцов – расстрелян палачами. И вот этого веселого, подтянутого, спортивного, обаятельного и красивого мужчину при жизни, чекистское ТВ показывает нам уже мертвого: с задранной наверх одеждой, голого, со вздувшимся после смерти животом. Они ненавидели его живого, они по-подлому продолжают глумиться и над его мертвым телом.
Кто-то может сказать: ну там был осмотр тела, входных ран и т.д.; о-кей. Но почему, черт возьми, никто не додумался просто накрыть тело после этого осмотра?! Почему его и оставили лежать таким, как безродную собаку, да еще и снимать на телекамеры?!
Кто-то скажет, что нынешние палачи стали гораздо гуманней. Еще недавно эти хранители духовных скреп вели себя совсем по-другому: они четвертовывали мертвое тело, привязывали их к лошадям, носились по округе, мочились на них и гадили, сжигали, заряжали в пушку и выстреливали. Все башкиры, мертвые и живые, об этом знают. Но прогресс же налицо!
Уроды ведь даже не понимают, что глумясь над мертвыми, они всему миру показывают свое богохульское сатанинское рыло. Рыло победившего рашизма.

А Аслан Алиевич Масхадов – жил, как герой, и погиб, как герой. Он получил высший удел у Всевышнего и пребывает в раю. В этом нет и не было ни малейших сомнений.

ТРИ СМЕРТИ - ТРИ СУДЬБЫ

Три смерти – три судьбы
или азартный Парамоша

В судьбах трех национальных лидеров Египта, Ирака и Ливии есть много общего. Все трое были действительно крутыми перцами: к власти их никто за ручку не приводил, они пришли не просто сами, а путем военных переворотов, т.е. рисковали собственной шкурой более чем. В случае провала им бы грозила верная смерть. Но они в самый решающий момент жизни, когда все было поставлено на карту, не струсили.
Правили все они очень долго, установив в своих странах жесткие автократические режимы. На чем собственно и прогорели. Хусейн попробовал воевать со всем миром. К делу войны он подошел совершенно несерьезно. Он заранее обозначил свои претензии, рассорился с союзниками, не готовил экономику страны к санкциям и изоляции.
Мубарак ни с кем всерьез не ссорился, постоянно во внешней сфере лавировал, внутри страны также установил режим политического сыска и террора. Самым среди них успешным госдеятелем был Каддафи, если учитывать тот факт, что уровень жизни ливийцев был выше относительно других подобных стран. Правда, сей факт в качестве смягчающего обстоятельства учтен потом не был, но виноват в этом только сам Каддафи.
Обожаемые руководители, имевшие запредельные рейтинги, забронзовевшие и луноликие, с огромным репрессивным аппаратом, армией доносчиков, с тотальной цензурой и ватной пропагандой, десятилетиями искоренявшие в своих странах национал-предателей, закончили ну очень плохо. Но по-разному.
Хосни Мубарак 3 недели сопротивлялся революции; но в решающий момент, поставленный перед выбором перехода красной черты, проявил благоразумие и свой народ расстреливать не стал. Он был арестован, судим, осужден на пэжэ, но через некоторое время фактически был помилован. Египетский народ на его адекватность – ответил в итоге своей адекватностью.
Саддам Хусейн, бывший одно время т.н. гордостью половины арабского мира, до зубов вооруженный совецкими средствами ПВО, РЛО, танками и артиллерией, словесно был очень грозен, но когда дошло до дела, бездарно проиграл войну США за 2 недели. Никто из его армии и его народа, на призывы Верховного главнокомандующего и нацлидера подняться на Великую Отечественную войну против агрессора не откликнулся. Власть чекистов-баасистов слилась за 3 дня. Сам Хусейн, оставшись без войска, один с оружием на врагов, подобно Марку Аврелию, не бросился. Скоро его, совершенно одинокого, выловили в какой-то канаве. Ему был обеспечен почетный трибунал и пристойное повешенье.
Каддафи особо во внешней политике не борзел, место свое оценивал адекватно, и очень хорошо кормил свое население, но слишком уж долго он сидел, и надоел всем хуже смерти. А поскольку выразить свое недовольство замордованное им население демократически не могло, оно поднялось на восстание без лишних прелюдий. Тут бы Каддафи взвесить все, обдумать, но долгое сидение у власти убивает мысль. Он сразу же перешел красную черту, начав артиллерией и авиацией геноцидить свой народ. Война шла полгода. На неадекватность правителя ливийский народ ответил своей неадекватностью; когда повстанцам в руки попался тоже совершенно одинокий диктатор, без денег, (весь нал прикарманил себе английский спецназ; Каддафи просил их не убивать его и отпустить, англы не убили и отпустили, правда недалеко) то о суде и следствии не могло быть и речи. Действительно выдающегося человека, храброго, неординарного, образованного и разностороннего, настоящего военного, а не гебешного полковника, который не раз смотрел в лицо смерти, который, уйди он из власти хотя бы на 10 лет раньше, и тогда бы вероятно навечно остался бы у большинства ливийцев в памяти великим руководителем, убивали долго и очень мучительно, как взбесившуюся безродную собаку. Его избивали, насиловали всем что попало под руку, и всячески издевались. Полугодовой бомбардировкой и неумной жаждой собственной власти, Муамар Каддафи перечеркнул все то хорошее и полезное, что он сделал для Ливии, которую действительно 42 года назад принял с сохой.
Видео этой 3-часовой казни произвело неизгладимое впечатление на другого, уже жандармского полковника и как говорят, подвигло его к возвращению к президентскому скипетру. Ранее, когда мы с друзьями обсуждали варианты поведения этого полковника в самый для него драматический момент, я исходя из собственного представления о его психотипе, утверждал, что этот полковник приказа на открытие огня по собственному народу не отдаст. Нет, он будет до последнего бороться за собственную власть, пойдет на все провокации, разводки, обещания, подкуп, может предстать совершенно иным – раскаявшимся и полностью исправившимся человеком, ведь он настоящий природный мусор, людей будут бить, отлавливать по одному, будут работать эскадроны смерти, но вот на прямой расстрел огромной толпы, он не пойдет, говорил я.
И дело здесь вовсе не в каком-то там его гуманизме, которого у него отродясь не было. Полковник этот по своей человеческой природе малодушен, но умело скрывает это за прекрасным артистическим понторезством. Какой-никакой, но он все же юрист, выпускник хорошего университета в прошлом, и он должен понимать, как юрист, ту самую грань, когда народ получит полное право на восстание против тирании, потому что в момент первых залпов он перейдет в разряд тиранического правителя, со всеми вытекающими. А как же Киев? – спрашивали меня.
О, Киев – это немного другое дело. Всем абсолютно понятно на самом деле, кто именно стоял за расстрелом на Майдане, кто вынудил Янука отдать этот приказ. Но здесь он мало чем рисковал. Страна чужая, народ не его, а доказать будет очень трудно. Так же было и в 2005 году в Андижане Узбекистана, когда он орал по телефону Каримову: стреляй! Что нам какие-то узбеки? И кто-что доказал?
К тому же полковник мужчина не старый, ему чуть за 60, он еще бодрячком, а в этом возрасте почему-то жить хочется куда сильней, чем в 40. Ему есть, что и кого терять, молодая и красивая жена, дети там, дети здесь. Состояние опять же, больше чем у самого официально богатого человека земли Билла Гейтса на 120млрд.долларов. К тому же, несмотря на множество ошибок, говорил я, у него есть врожденная чуйка смертельной опасности, он просто почует ее, и за красную линию не перейдет.
Но в последний месяц, уже я сам стал сомневаться в своем собственном анализе. Хотя по-прежнему утверждаю, что полковник еще сохраняет возможности красивого отступления и сохранения лица. А то, что он без конца как в даунстрике поднимает ставки, то это с одной стороны, часть стратегии, с другой, он же все-таки не демон какой-нибудь, а человек, ну увлекся немного этой игрой! Азартный Парамоша, оказался.
Как бы там ни было, и как говорил незабвенный Муамар Каддафи: все будет так - как решит Аллах!